Он возвращается из Чечни: без ноги, но живой. Солдат-контрактник Кир воевал, чтобы заработать денег на свадьбу. И теперь он идет домой, где ждут друзья и невеста. Голосует на дороге… Свист тормозов и знакомый до боли крик: "П-А-Ц-А-Н-Ы"! А потом появляются и сами "пацаны" - те, что погибли на войне, спасая Кира.


ФИЛЬМ "ЖИВОЙ" И ПРОБЛЕМА ПСИХОДЕЛИКОВ

В кинотеатре "Пушкинский" состоялась долгожданная премьера фильма Александра Велединского "Живой" с Андреем и Алексеем Чадовым в главных ролях. Продюсер Сергей Члиянц, завоевавший себе большой авторитет поддержкой шедевра Киры Муратовой "Настройщик", мастерски провел пиар-кампанию действительно глубокой и многоуровневой по смыслу картины. Одна из ее тем – метаморфозы сознания человека, прошедшего в мирное время ужасы локальной войны и страдающего посттравматическим синдромом.

Проблема измененного сознания ветеранов войны в последние годы вновь находится в центре внимания художников различных стран. Достаточно вспомнить знаменитый роман Мэтью Перла "Дантов клуб", в котором чудовищные убийства совершает молодой ветеран Гражданской войны в США, копируя те кошмарные наказания, которым подлежат грешники на различных кругах Дантова Ада.

Хотя книга Перла и фильм Велединского лежат в совершенно разных сюжетных и идейных плоскостях, есть в них одно общее. Авторы считают, что т.н. посттравматический синдром – это не психическая патология, как полагает официальная психиатрия, а выход в новое измерение сознания, на тот трансперсональный уровень, который обеспечивает прямой информационный контакт с развоплощенными сущностями.

В фильме "Живой" мистический пласт выражен предельно доходчиво, когда герою картины, которого блестяще играет Андрей Чадов, являются его погибшие в Чечне товарищи. Происходит это, судя по фильму, в виде спонтанного психодуховного кризиса, который, согласно Станиславу Грофу, несет в себе неиссякаемый источник подлинного обновления личности.

Алексей Велединский также явно является сторонником идей основоположника гуманистической и экзистенциальной психологии Абрахама Маслоу. Его теория "пиковых переживаний", их необычайной целительной силы, разработанная в 60-х годах прошлого века, давно нашла многочисленные эмпирические подтверждения.

Одной из загадок фильма "Живой", выраженной на уровне подтекста, стал основополагающий спор двух направлений в современной психологии и психотерапии. Первое из них, основанное на ценностях монотеистических религий, предлагает путь духовного возрождения через обращение к Богу в рамках традиционной веры. То есть сохранение собственного "Я", развитие "Я" - концепции" через дальнейшую индивидуализацию. Именно такой путь советует ветерану Чечни православный священник.

Второй путь психотерапии основан на растворении "Я"-концепции" и духовном возрождении через смерть Эго путем медитации и выхода за границы мышления и языка. Кстати, удачно сделанный рекламный плакат к фильму "Живой" воплощает именно такой путь проявления остроты конфликта между сознанием и бессознательным героя.

Велединскому удалось удивительно точно выразить известную мысль Карла Густава Юнга о том, что подлинное откровение бессознательного возможно только при невербальных способах передачи. Это и объясняет тот катарсис по Аристотелю, который вызывает "Живой" практически у всех зрителей, независимо от уровня их образования.

Глубочайшая экзистенциальная драма героя картины, его невыносимые страдания, находящиеся по ту сторону обыденной реальности, вызывают закономерный вопрос – как помочь молодым по возрасту ветеранам Чечни преодолеть бездну тотального отчаяния? Традиционная психиатрия таким людям практически ничего предложить не в состоянии. И тут многие специалисты вспоминают об исследованиях с психоделиками, в первую очередь с ЛСД-25 и псилоцибином, которые проводились в ряде военных госпиталей США в конце 60-х-начале 70-х годов прошлого века, то есть после официального запрета названных препаратов.

Речь шла о лечении т.н. вьетнамского синдрома, который во многом схож с состоянием героя "Живого". Контролируемая психоделическая терапия применялась в Мэрилендском центре психиатрических исследований (Балтимор), Федеральном госпитале ветеранов флота в Майами и Центре психического здоровья военнослужащих в Бостоне.

Во время ЛСД-сеансов страдавшие предельными нервными расстройствами, в том числе и расстройствами сна, ветераны Вьетнама переживали все четыре базовых перинатальных матрицы из картографии бессознательного Станислава Грофа. То есть заново прочувствовали собственные роды – от блаженного нахождения в матке до выхода на свет.

Особенное значение в этой терапии уделялось переживанию третьей матрицы, в которой человеком овладевали ужасные картины войн, революций, кровавых оргий. А также переходу от третьей к четвертой матрице – процессу "смерти-возрождения", смерти Эго и приобщения к Божественному началу.

Поразительные данные душевного преображения ветеранов Вьетнама, в том числе и смертельно больных, приведены в мировом бестселлере Станислава Грофа и Джоан Халифакс "Человек перед лицом смерти". В 1974 году все программы по психоделической терапии в военных госпиталях США были полностью закрыты и сосредоточены, по данным американской печати, ЦРУ в рамках проекта "МК-ультра".

Тем не менее, тема психоделиков, как действенного средства помощи лицам с посттравматическими расстройствами, звучит во многих американских фильмах о Вьетнаме, например, в знаменитом "Охотнике на оленей". А Софья Коппола утверждает, что в легендарном финале "Апокалипсиса наших дней" ее отец хотел выразить свое собственное впечатление от "неудачного" ЛСД-путешествия, когда он принимал психоделик без контроля врача.

Из фильма "Живой" неясно, каким образом герой переходит в необычные состояния сознания. Но совершенно очевидно, что от перепоя спиртного таких мистических явлений не бывает. Режиссер дает зрителю возможность самому ответить на вопрос – произошел ли выход на трансперсональные уровни психики полностью спонтанно или этому помогли психоделики.

Кстати, в кинокругах Москвы поговаривают, что следующей картиной Александра Велединского может стать экранизация культового романа Германа Гессе "Степной волк" с Олегом Меньшиковым в главной роли. Написанная в 1927 году, эта книга в 60-е годы была программным манифестом движения хиппи и "психоделической революции". Режиссер приступил к изучению всех изданных на русском языке трудов классика трансперсональной психологии Станислава Грофа, которые вдохновили братьев Вачовски на создание знаменитой трилогии "Матрица".

Хочется пожелать Сергею Члиянцу и в дальнейшем продюсировать столь глубокие и неоднозначные фильмы как "Живой".

Правда.Ру

мед справка для плавательного бассейна Международная | Лечение от наркомании харьков смотрите на www.evo-med.org.
Alivefilm.ru © 2008