Он возвращается из Чечни: без ноги, но живой. Солдат-контрактник Кир воевал, чтобы заработать денег на свадьбу. И теперь он идет домой, где ждут друзья и невеста. Голосует на дороге… Свист тормозов и знакомый до боли крик: "П-А-Ц-А-Н-Ы"! А потом появляются и сами "пацаны" - те, что погибли на войне, спасая Кира.


ОСТАТЬСЯ ЖИВЫМ

Наверное, остаться живым на войне это счастье. Наверное. Потому что я живым никогда не оставался. То есть, я собственно и не умирал, потому и не могу сказать, что знаю, как это "остаться". Для меня, как и для подавляющего числа людей, война понятие абстрактное. Что-то из области газет и телевидения. Ну, еще может быть, мемуарный жанра калибра: "Как я всех победил". А это значит, что смотрим, мы на это явление издалека, а издалека, как правило, видится только большое. А понятие "выжил", в это "большое" не входит, это нечто совсем маленькое, я бы даже сказал личное. Потому что побеждают всегда вместе. А выживают в одиночку.

Фильм Александра Велединского "Живой", несмотря на рекламу, к чеченской войне, отношения практически не имеет. Хотя бы, потому, что все войны в истории России отличаются, прежде всего, участниками: с этой стороны всегда "наши", то есть одни и те же, а с другой, всегда "враги", то есть разные. А врагов-то мы в этот раз и не видим. Нету в фильме Велединского никаких чеченцев. Ни злобных "ичкерийских граждан" с ножами и пулеметами, ни "российских граждан" с шашлыками и китайским ширпотребом. Никаких там чеченцев нет. А есть простой российский солдатик, с удивительно историческим именем Кир, вернувшийся живым с не войны даже, а так, после "антитеррористической операции". Правда, вернулся, он, как поется в песне: "не весь". Проще говоря, без ноги. Но ведь это частности, правда? Главное ведь вернулся?

Самое первое сравнение, которое приходит на ум, это балабановский "Брат". И не потому, что эти фильмы похожи, наоборот, они скорее диаметрально противоположны, просто на первый взгляд рецепты обоих фильмов одинаковы. Похожи главные герои, во всем чувствуется подход, так называемого "нового русского кино". Даже саундтрек фильма, где гордо "реют" "Сплин", Гарик Сукачев, "Гражданская Оборона", Виктор Цой — настраивают все на тот же лад: щас мы опять увидим изуродованных жизнью ветеранов всевозможных войн, нагловатых бандюков, и непременную в таких случаях "большую светлую любовь".

А ничего подобного там и нет. И даже растиражированный в российском кино, буквально, "под ксерокс" Алексей Чадов, который и исполняет главную роль в фильме, на это раз не стал демонстрировать заезженный "донельзя" типаж, а показал нечто более свежее, а главное глубокое. Одним словом, фильм удивил. Главное, приятно удивил. А в последнее время это случается не часто.

Рассказывать о сюжете фильма, практически не имеет смысла, да его там и нет. И думается это не недостаток. Это один из приемов, использованных режиссером. Выживший на войне Кир, возвращается вовсе, не домой, хотя там его все и ждут, и не на "войну в тылу" как это любят показывать в наших многочисленных, но, к сожалению, поверхностных поделках на тему "вьетнамских ветеранов". Кир просто возвращается в обычную жизнь. Точнее пытается вернуться. Он не обуян страстями мести, более того, в одном из разговоров, он даже высказывает сочувствие к своим бывшим противникам, пусть и несколько оригинально: "Я может за них бы воевал, если бы они не с нашими сцепились" — но тем не менее, ни озлобленности, ни тем паче ненависти в нем нет. Нет в нем и детской обиды непонимания, так любимый нашими "творцами". Кир не чувствует себя лишним или ненужным — он нужен всем вокруг — свой бывшей девушке, матери, друзьям. Даже два приведения, двое убитых боевых товарищей Кира, ценой жизни которых он и уцелел на войне, даже они явились в этот мир специально для Кира. Единственное что он действительно не понимает: зачем он всем нужен? Для чего его ждала мать? Почему его девушка, переписку с которой он давно забросил, говорит ему странный слова о любви. А главное, зачем его товарищи пожертвовали жизнью, для спасения жизни Кира? Почему!?

Нет, фильм не безупречен. Убийство Киром военкома, который вымогал у него взятку, за выплату боевых, кажется перебором, хотя и играет важную роль в сюжете. Кажется, можно было бы обойтись и без этих страстей, как и без излишним увлечением "дембельским мужицким фольклором", который выглядит как дань "дню ВДВ", без которого любой российский парень уже и не парень, а так, Боря Моисеев. Все это так. Но не это главное.

Фильм Велединского, вполне себе, камерный, тем и ценен. Это не попытка осознать последствия, или, тем паче, причины чеченской войны. Задачи, который поставил перед собой режиссер, куда более скромны: понять себя, а уж на войне, или после нее второй вопрос. Куда менее существенный.

Наверное, остаться живым — это счастье. Но лишь в том случае, если ты знаешь зачем…

Опаньки!

Лобовое пластиковое окно в стеклопакете заменяется просто.
Alivefilm.ru © 2008